ФСБ знает, что вы ели на завтрак

Когда силовики хотят прочитать переписку в Интернете, они и не «заморачиваются» вопросом законности.

На днях граждане почти случайно узнали, что спецслужбы без проблем могут получить доступ к частным телефонным переговорам и интернет-переписке на основании «причастности к оппозиции». Единственный в Сочи независимый блогер, как выяснилось, полгода был под колпаком ФСБ. Юристы подчеркивают, что схожие прецеденты уже были, но настолько странное формальное обоснование слежки для суда правозащитники видят впервые.

Редактор издания «БлогСочи» Александр Валов полгода назад был арестован по обвинению в вымогательстве у депутата от ЛДПР. Во время расследования его защитникам стало доступно рассекреченное постановление суда, разрешающее «прослушку» телефонных переговоров Валова и «снятие информации» с его электронной почты. Формальным поводом стала предполагаемая спецслужбами «причастность» блогера к некой необозначенной «группе оппозиционно настроенных граждан». В постановлении отмечается, что Валов «неоднократно принимал участие, а также сам выступал организатором серии протестных акций на территории Сочи. Являясь главным редактором сайта „blogsochi.ru“, в преддверии проведения масштабных общероссийских и международных мероприятий регулярно активизирует размещение на своем оппозиционном интернет-ресурсе тенденциозной информации».

Правозащитники констатировали, что с таким обоснованием для прослушивания переговоров они сталкиваются впервые. До сих пор причастность к оппозиции никакими официальными документами не относилась к преступной, то есть дающей право на слежку за человеком, деятельности.

«Прослушка»  блогера на основании его принадлежности к тому, что спецслужбы по необозначенным поводам называют «оппозицией», и участии в организации акций протеста — неправомерно, уверен адвокат сочинца Александр Попков. Как заявил юрист корреспонденту «Росбалта», теперь все «несогласные» россияне получили повод обоснованно подозревать, что их разговоры могут прослушивать.

«У меня, да и у моих коллег, впервые такое встречается, чтобы человека прослушивали именно за то, что он придерживается оппозиционных взглядов. Причем это указано как основание для прослушивания. Похожая ситуация была по делу эколога Валерия Бриниха в Адыгее, которого потом оправдали в суде. Его тоже прослушивали в связи с тем, что он пытался провести митинг. Но тогда прослушку обосновали тем, что митинг якобы мог повлечь „массовые беспорядки и многочисленные человеческие жертвы“. Вот такое было обоснование — более серьезное, жесткое, напыщенное и грозное. А в случае с Валовым никто даже не стал утруждать себя тем, чтобы что-то прописывать. Просто заявили: да, он оппозиционер, проводил протестные акции, он — журналист или блогер, поэтому давайте его прослушивать», — констатировал Попков.

Юрист уточнил, что в случае, когда силовики хотят прочитать переписку в Интернете, они еще меньше «заморачиваются» вопросом законности санкций на доступ к частной информации. «С точки зрения права и прав человека, для того чтобы читать закрытый чат или закрытую переписку, тоже должно быть судебное решение. Но вот в прошлом году в Сочи был случай, когда „навальнисты“ 12 июня проводили свою акцию и ходили по городу с шариками и флагами. Их арестовывали — в том числе на основании чтения чатов. Без обоснований, почему эти чаты читали. Как мы догадываемся, оперативники взяли у кого-то телефон, заставили открыть чат, читали его и на этом основании прилагали в суд материалы о том, что оппозиционеры планировали несогласованную акцию. Это, конечно, несанкционированно и недопустимо, поэтому мы обратились с обжалованием на национальном уровне и затем — в ЕСПЧ. Посмотрим, какое будет решение о такой прослушке без судебного разрешения», — заметил Александр Попков.

Практика прослушивания телефонных разговоров широко применяется правоохранителями в России, рассказал руководитель правозащитной группы «Агора», кандидат юридических наук Павел Чиков. Однако впервые стало известно о случае, когда суд разрешил «прослушку» на основании отнесения гражданина к оппозиции.

«Суды ежегодно санкционируют огромное количество ходатайств оперативников МВД и ФСБ по прослушке телефонных переговоров в рамках оперативно-розыскной деятельности. Сама по себе такая процедура распространена и незаконной не является. Незаконным является отсутствие законных оснований для такой прослушки. Как вытекает из конкретного дела Александра Валова, в его случае оснований не было. Следовательно, решение суда, разрешающего прослушку, на взгляд защиты Валова, незаконно», — заявил Павел Чиков.

Прослушивание телефонных разговоров распространено уже достаточно широко, считает и адвокат Алексей Бушмаков. Прослушка происходит как законно, так и в обход законов. «Суды практически всегда, до 99% случаев, удовлетворяют соответствующие ходатайства следователей. А на практике есть еще и неофициальная прослушка, когда сотрудники правоохранительных органов безо всякого разрешения суда прослушивают тех, кто им нужен. И есть еще много нелегальных контор, которые занимаются этим же», — подчеркнул адвокат.

Алексей Бушмаков полагает, что история Валова не уникальна. «Думаю, это не единичный случай, просто мы не знаем о других. В группу риска входят политические блогеры, активисты, которые ходят на митинги. Правоохранители на самом деле знают всех, кто ведет какую-то активность, они мониторят страницы Facebook и „ВКонтакте“, видят лица на митингах и каких-то публичных мероприятиях — и за всеми следят. Вы можете не знать, что вас прослушивают или за вами наблюдают, но такая тенденция есть», — сказал юрист.

«Если вас задержали и изъяли телефон, а вы назвали свой пароль, то сотрудник правоохранительных органов может зайти на страницу и без судебного решения посмотреть ее, зафиксировать. Это незаконно с точки зрения международного права и ЕСПЧ, но Конституционный суд РФ разрешил такие действия сотрудникам правоохранительных органов. Другой случай, когда сотрудники ФСБ или ЦПЭ „снимают“ с информацию с ваших чатов. С Telegram они этого делать не могут, но с других каналов связи, как мне кажется, это вполне возможно. Для силовиков не составит труда сделать это неофициально, ну а потом как-нибудь оформить это „оперативными данными“ и задним числом получить решения суда», — заметил адвокаты.

Случаи, когда за гражданами следят из-за их общественной деятельности, явно распространены, однако до сих пор об этом не было широко известно, считает и правозащитник, юрист Виталий Черкасов. По его мнению, прецедент с прослушиванием телефонных разговоров Валова неслучайно вызвал резонанс у широкой общественности. «Впервые правоприменителей, как говорится, поймали за руку», — заметил эксперт.

Юрист подчеркнул, что здесь вызывают вопросы как действия оперативников, так и позиция суда. «На суды возложена обязанность беспристрастно и в полном объеме исследовать доводы, предоставленные следственными и оперативными структурами, чтобы согласиться с их доводами либо отказать в применении действий, которые могут умалить права и законные интересы граждан. В данном случае я считаю, что суд пошел на поводу, и, видя, что не было предоставлено объективных доказательств необходимости негласного прослушивания телефонных разговоров Валова, удовлетворился формальным доводом», — уверен Черкасов.

Россияне теряют иллюзии насчет своего права на личную жизнь и гражданскую активность. Но если силовики думают, что смогут «все контролировать» по произволу, они ошибаются. Люди теперь знают, что за ними следят, что их «слушают», и потому градус доверия по отношению ко власти станет снижаться — желающие иметь свободу слова будут уходить в «тень» и чаще пользоваться каналами связи, которые недоступны для «прослушки». Граждане начнут отгораживаться от государства, которое становится все более чужим и опасным. Со всеми вытекающими последствиями.

Дмитрий Ремизов

Источник: rosbalt.ru

Добавить комментарий